Россия, 115280, Москва,
     ул. Ленинская Слобода, 19
[email protected]

Как нужно было правильно судиться в арбитраже на прошлой неделе

Как нужно было правильно судиться в арбитраже на прошлой неделе

Из очередной подборки самых интересных дел АС Московского округа за неделю можно узнать, когда наступает фактически двойная ответственность за нарушение, есть ли возможность обжаловать экспертное заключение как ненормативно-правовой акт и каковы шансы признать недействительным соглашение, если контрагент представил фальшивую банковскую гарантию.

Почему не стоит подписывать пустые листы

В деле А41-1173/2015 Александр Валюхов, бывший единственным участником и гендиректором "Стиропласта", пытался доказать, что он не передавал в 2014 году 95 % доли общества Артему Шабанову и не назначал его вместо себя директором. Валюхов настаивал, что не подписывал документы на такие изменения и не подавал их в налоговую, где они были зарегистрированы. По факту таких действий было возбуждено уголовное дело, а в нем эксперт пришел к выводу, что на спорных решениях сначала появилась подпись Валюхова, а лишь потом – текст. Это заключение представитель истца предъявил судье АС Московской области Юлии Агальцевой.

Ему судья не придала большого значения, ведь производство по уголовному делу еще продолжалось, да и все регистрационные документы были изъяты. Истец не доказал, что решения подписывал не он, решила Агальцева. Не увидела она и нарушения прав Валюхова, хотя тот указывал, что после регистрации прав Шабанова "Стиропласт" перестал работать как прежде. Был на заседании и такой эпизод: представитель Валюхова устно ходатайствовал о судебной экспертизе, но не определил ни круг вопросов, ни экспертное учреждение, оставив это на усмотрение суда. Суд же не увидел в этом необходимости.

Когда Валюхов обжаловал решение в 10 Арбитражном апелляционном суде, тот указал, что экспертиза была бы обязательна, если бы истец заявил о фальсификации доказательства, чего он не сделал. Получается, юрист истца фактически отказался от экспертизы, констатировала апелляция, проявившая солидарность с выводами нижестоящего суда.

Суд первой инстанции плохо подготовился к делу, решил АС Московского округа, а нужно было предложить сторонам представить иные доказательства и – самое важное – разрешить вопрос о назначении судебной экспертизы, ведь истец уверяет, что решения не подписывал. К тому же суды толком не обосновали, почему отвергли доводы эксперта в уголовном деле. Эти нарушения существенны, решила кассация и направила дело на пересмотр.

Почему не стоит отгружать товары без накладной

В деле А41-44343/2015 ООО "Комплектуем все" пыталось истребовать имущество из чужого незаконного владения. Как указывал истец, он поставил стройматериалы обществу "ТДС". Товарную накладную контрагент не подписал, но позже в письме признал факт доставки. Затем он через суд вернуло предоплату за стройматериалы, заявив, что они не передавались (в деле А41- 47511/2014), а товар перепродало обществу "СтройПрофиль". Эта фирма стала вторым ответчиком виндикационного иска "Комплектуем все".

"ТДС", первый покупатель стройтоваров, не отрицал этих фактов, а обращал внимание на то, что проданные товары были аналогичны, но не идентичны тем, что значились в договоре. Истец не продал нужное, но продал ненужное – по такой логике защищался ответчик.

Раз "ТДС" сбыл товары другому обществу, то в них была ценность, а значит, он должен их оплатить, не согласился АС Московской области. Но поскольку истец требовал не денег, а возврата имущества, то ему было отказано. Это решение устояло в 10 ААС, но "тройка" судей кассации под председательством Адрея Жукова решила, что суды недостаточно хорошо исследовали обстоятельства запутанной истории. Они установили, что у "СтройПрофиля" находится не тот товар, который истребует истец, однако в деле нет доказательств двойной поставки, заметил АС Московского округа. Суды не установили, на основании чего "ТДС" приобрело стройматериалы, и не приняли во внимание довод "Комплектуем все" о том, что товары были изготовлены "под заказчика". В этих вопросах разберется суд первой инстанции.

Почему не стоит признавать долг

В деле А40-48691/2015 АС МО отправил на новое рассмотрение акты нижестоящих судов, которые отказались начислять на сумму убытков проценты за пользование чужими средствами. Оба требования заявила холдинговая компания "Новотранс", у которой сломались вагоны после некачественных работ "Дальневосточной вагоноремонтной компании". Последняя отправила письмо, в котором признала свою вину и выразила готовность оплатить и стоимость ремонта, и проценты. Но добровольно она этого не сделала, и контрагент решил взыскать деньги через суд.

Арбитражный суд Москвы признал право "Новотранса" на компенсацию ремонтных работ, но проценты решил не взыскивать, сочтя это двойной ответственностью. Эту точку зрения разделил и 9 Арбитражный апелляционный суд.

Оспаривая эти акты, истец написал в кассационной жалобе, что с тех пор, как ответчик признал требования, обязанность возместить убытки (как мера гражданско-правовой ответственности) превратилась в обязанность подрядчика уплатить определенную сумму. А вопрос о начислении процентов на убытки в исковом заявлении вообще не ставится, согласился с истцом АС МО, передавая дело на новое рассмотрение.

Как важно быть недоверчивым

Что делать продавцу, если он заключил договор, обеспеченный банковской гарантией, а потом оказалось, что документы о выдаче гарантии подделаны? "УзАвтоРус", которое продало СМУ-33 59 легких грузовиков Iveco Daily, решило потребовать признания сделки недействительной и возврата автомобилей (А40-16293/15). Как пояснил истец суду первой инстанции, банковская гарантия была существенным условием договора, учитывая солидную сумму сделки – 83,9 млн руб. Покупатель представил документы из ВТБ, но позже его сотрудники сообщили, что банк таких бумаг не выдавал.

АСГМ удовлетворил оба требования – и договор признал недействительным, и применил соответствующие последствия. А в апелляции выяснилось, что часть автомобилей уже продана третьим лицам. Поэтому поздно заставлять ответчика вернуть грузовики, хоть договор и недействителен, решил 9 ААС, частично изменив акт АСГМ.

Из текста соглашения нельзя сделать вывод, что банковская гарантия – это существенное условие, возразил нижестоящим судам АС МО. Как указала коллегия под председательством Николая Мысака, суды не обосновали, почему отсутствие обеспечения непременно влечет недействительность договора. Принимал ли истец решение заключить договор исходя из предоставления гарантии – вот вопрос, в котором следовало разобраться. Также кассация предписала узнать, выставлял ли продавец покупателю счет или сразу обратился в банк. Помимо этого Арбитражному суду Москвы предстоит установить, у кого сейчас находятся грузовики, и проверить довод истца о том, что ответчик намеренно продал автомобили так, чтобы создать видимость добросовестностного приобретения.

Почему можно оспаривать экспертизу как ненормативно-правовой акт

Можно ли оспорить в арбитражном суде заключение негосударственной экспертизы? Этим занялось общество "Тиллит ЛТД", которое поставило под сомнение выводы ООО "Мосэксперт" о том, соответствует ли нормам проектная документация (в деле А40-168650/15). Судья Анна Полякова решила, что не может рассматривать этот вопрос. "В судебном порядке можно обжаловать акт, содержащий обязательные предписания, распоряжения, незаконно возлагающий на юридическое лицо какие-либо обязанности и влекущий правовые последствия [в порядке гл. 24 АПК], а заключение такими признаками не обладает", – изложила она в своем определении о прекращении производства по делу. 9-й ААС оставил его в силе, но окружной суд с ним не согласился.

Лицо имеет право оспорить выводы экспертизы по правилам гл. 24 АПК, указала кассация. Заключение экспертизы, по сути, является ненормативным правовым актом, ведь оно адресовано конкретным лицам и влечет за собой юридические последствия, следует из постановления третьей инстанции. Таким образом, дело "Тиллит ЛТД" будет пересмотрено и разрешено по существу.

Источник: http://pravo.ru/review/view/126623/